понедельник, 19 апреля 2010 г.

Статуя Сиддарамешвара

В Багавади на самади Сиддарамешвара стоит мраморная статуя Махараджа.



Интересна история создания мурти. Раньше там была маленькая серебряная фигура. Она принадлежала Ранджиту Махараджу и еще одному человеку. Когда Ранджит почувствовал, что его земные дни подходят к концу, он подумал, что после его смерти серебряная статуя может стать предметом раздора между людьми. Тогда он ее расплавил, продал серебро и на вырученные деньги заказал мраморную скульптуру. Много раз он ездил к скульптору, который жил в другом конце Индии, чтобы контролировать работу и наконец сказал: "Да, это он".
Когда Ранджиту задавали вопрос, как он мог расплавить изображение своего Гуру, он отвечал: "Это мое дело".

четверг, 8 апреля 2010 г.

Встреча Папы Рамдаса с Раманой Махарши

Вот фрагмент статьи в интернет-журнале Раманашрама 'Saranagati', которая сама является компиляцией на основе двух источников: автобиографической книги Папы Рамдаса (не путать с Ричардом Алпертом!) 'In Quest of God' и книги Кумара Роя 'The Flute Calls Still'

...Однажды любезный Садурам повел Рамдаса на даршан знаменитого святого этого места (Тируваннамалая), которого звали Шри Рамана Махарши. Его ашрам располагался у подножия Аруначалы. Это был крытый тростником сарай. Оба посетителя вошли в Ашрам и, увидев святого, распростерлись перед его божественными стопами. Этот великий человек воистину жил в благословенном месте. Он был молод, но в его лице отражалась невозмутимость, и его большие бесстрастные глаза смотрели ласково и завораживали блаженством и покоем всех, кто к нему приближался.
Рамдасу сказали, что святой знает английский, и он обратился к нему так: «Махарадж, здесь пред тобой стоит жалкий раб. Сжалься над ним. Единственное, о чем он тебя умоляет: дай ему свое благословение».
Махарши повернул свои прекрасные глаза в направлении Рамдаса и несколько минут пристально смотрел ему в глаза, как если бы через глаза он «вливал» в Рамдаса свое благословение, потом покачал головой, чтобы сказать, что он благословил.
Дрожь невыразимого наслаждения прошла по телу Рамдаса, все его тело затрепетало, как лист на ветру...
Потом, по велению Рамы, Рамдас захотел на некоторое время остаться в уединении... Садурам всегда был готов выполнить его желания. Не теряя времени, он повел Рамдаса на гору за Большим Храмом. Пока они взбирались вверх, он показал множество пещер. И для Рамдаса выбрали одну маленькую пещеру, которую он и занял на следующий день.
В этой пещере он прожил около месяца в глубокой медитации на Раму. Это было первый раз, когда Рама ввел его в уединение для баджана. Теперь он испытывал самые блаженнейшие ощущения, поскольку ничто не мешало его контакту с Рамой. Он буквально катался в океане неописуемого блаженства. Чтобы зафиксировать ум на этом фонтане блаженства, на Раме, чтобы переживать чистое наслаждение... он продолжал в экстазе желания говорить Имя... и слушай!.. внезапно его Господь Рама явился ему и танцевал и танцевал...
«Видели ли вы его с открытыми или закрытыми глазами?» – прервал я.
«С открытыми, как Рамдас видит тебя сейчас, – ответил Папа. – Но сердце Рамдаса тосковало не по кратковременному видению. Он хорошо знал, что подобные видения редко длятся долго, а значит, когда Господь исчезнет, Рамдас вернется во тьму. Поэтому он взмолился о великом даршане, Видении видений, которое называется Вишварупа Даршан, и которое приходит, чтобы остаться навсегда, с которым не расстаешься; он жаждал видеть Раму во всем и всегда -- на меньшее Рамдас был не согласен».
Папа сделал паузу, а потом подытожил с блаженной улыбкой: «И в одно прекрасное утро это откровение пришло, когда – слушай! – все вокруг изменилось: все было Рамой и ничем иным кроме Рамы, куда бы Рамдас ни глянул! Все было одухотворено Рамой – живое, изумительное, полное восторга – деревья, кусты, муравьи, коровы, кошки, собаки – даже неодушевленные вещи пульсировали чудесным присутствием единого Рамы.
И Рамдас танцевал от счастья, как мальчишка, который получив желанный подарок, не может сдержаться и пляшет. Так было с Рамдасом: он танцевал от наслаждения и бросался с объятиями на дерево, которое там росло, потому что это было не дерево, а Сам Рама!
Мимо проходил какой-то человек. Рамдас догнал его и обнял, говоря: «Рама, о Рама!» Человек испугался и стал убегать. Но Рамдас догнал его и потащил обратно к своей пещере. Человек заметил, что у Рамдаса не все дома и немного успокоился: этот сумасшедший хотя бы не кусается!»
Он засмеялся и все мы тоже. «А потом?» – спросил я, когда смех стих.
«Это блаженство и наслаждение пришло навсегда – подобно потоку, который пронеся вниз, пока не достиг тихой равнины и не стал прозрачным журчащим ручейком. Этот экспириенс называется сахаджа самади, и в нем вас никогда нельзя отсечь от осознания единства бытия с Тем, кто стал всем, в котором вы чувствуете себя единым со всем, потому что вы восприняли все как Его, Единого-без-другого».

источник

вторник, 6 апреля 2010 г.

Папа Рамдас и контролер

Свами Рамдас (Папа Рамдас) – один из самых известных святых Южной Индии двадцатого столетия. После даршана Раманы Махарши вошел в состояние непрерывной ананды. Папа Рамдас инициировал Йоги Рамсурат Кумара, его очень любил Роберт Адамс.
Вот забавный отрывок из автобиографической книги Свами Рамдаса

«IN QUEST OF GOD»

Глава XII

БОГ ВЕЗДЕ

Они поехали в Калахасти. Проведя там день, направились в Джаганнат Пури. Был полдень. Садурам и Рамдас ехали в поезде. На одной из маленьких станций в вагон вошел контролер, христианин, одетый на европейский манер, и подойдя к саду, попросил предъявить билеты.
«У саду нет билетов, брат, потому что у них нет денег и они не заботятся о деньгах», – сказал Рамдас по-английски.
Контролер ответил: «Ты говоришь по-английски. Такой образованный человек не может путешествовать без билета. Мне придется высадить вас обоих».
Вместе с Садурамом они сошли с поезда, подчиняясь распоряжению контролера. «На все воля Рамы», – убежденно сказал Рамдас своему спутнику.
Они стояли на платформе, поезд еще не ушел. Контролер, тем временем, почувствовал желание поговорить с Рамдасом, который вместе с Садурамом ждал, пока отойдет состав.
Посмотрев на Рамдаса, он нарушил молчание: «Могу я узнать, с какой целью вы путешествуйте таким манером?»
«В поисках Бога», – последовал простой ответ.
«Говорят, что Бог везде, – возразил контролер. – Тогда на кой ляд вы болтаетесь повсюду, разыскивая его, коль скоро он находится в том самом месте, откуда вы начали поиски?»
«Все правильно, брат, – ответил Рамдас. – Бог везде, но он хочет чтобы этот факт был реально доказан, переходя с места на место повсюду и везде реализуя Свое присутствие».
«Хорошо, – продолжал кондуктор. – Если вы открываете Бога, куда бы ни пошли, вы должно быть видите его здесь, на том самом месте, где стоите».
«Конечно, брат, – ответил Рамдас. – Он здесь, в том самом месте, где мы стоим».
«Можешь мне сказать, где?» – спросил контролер.
«Смотри, Он здесь, стоит передо мной!» – воскликнул воодушевленно Рамдас.
«Где, где?» – бессильно сокрушался контролер.
«Здесь, здесь! – с улыбкой указал Рамдас и похлопал по широкой груди контролера. – В этой высокой фигуре, стоящей здесь, то есть в тебе Рамдас ясно видит Бога, который повсюду».
Какое-то время контролер выглядел сконфуженным. Потом вдруг расхохотался от всего сердца. Открыв дверь вагона, из которого он только что попросил саду выйти, он предложил им снова войти. Так они и сделали, проследовав за ним. Какое-то время он ехал вместе с саду.
«Я не могу вас тревожить, друзья мои. Желаю вам успеха в ваших поисках Бога». С этими словами он вышел из вагона, и поезд покатил дальше.
О Рама, да славится имя твое!

источник

воскресенье, 4 апреля 2010 г.

Индия 2010. Снова Насик

Снова по проторенной дорожке в Насик. Снова попал во второй класс и чертовски устал, пока ехал; да еще умудрился слегка простудиться.
Но пришел в себя очень быстро, как только добрался до Ранджиташрама.
Беседы с Махараджем продолжились. Если в первый приезд это походило на таяние льда, то во второй -- просто какой-то напалм. Когда задаешь вопрос, ему предшествует некая беспокоящая форма энергии, которая собственно и оформляется вербально в виде вопроса. Как выныривающая на поверхность небольшая часть айсберга. Махарадж отвечает, иногда даже вроде бы не по теме. И вот я наблюдаю с какой-то сторонней точки, как весь этот айсберг чуть ли не с шипением испаряется, целиком, вместе с подводной частью. Поразительно!

А Рамакант говорит: "Огонь внутри тебя. Я только отгребаю золу". Никакой стены между Гуру и учеником. Я не ожидал, что мне настолько понравится с ним общаться. Все очень-очень просто, легко и спокойно. Никакого дурацкого санскрита, никакого "надо делать" и постоянное перенаправление внимания на самого себя.
Не мог я не задать вопрос и по поводу Минцева (Вишнудэва) и набирающей в России силу "минцевщины".
Вот вкратце ответ Махараджа:

ВТ: В России есть один человек, очень скверный, с моей точки зрения. Он выдумал себе фальшивую парампару и продвигает себя, рекламируя в качестве гуру адвайты. И он пытается распространить свое влияние на всю адвайту в России, подчинить себе все мелкие группы.
Я нахожусь в своего рода противостоянии с его людьми. Мне не нравится быть вовлеченным в эту борьбу, но так или иначе это происходит. Каков будет ваш совет: следует мне продолжать бороться или не обращать на них внимания?
Махарадж: Нет-нет. Зачем бороться? Ты знаешь изначальную истину. Я рассказывал историю про слепых, которые хотели увидеть слона. И в соответствии со своими возможностями, они ощупывали часть тела слона, и каждый говорил: слон такой-то, один говорил, что слон похож на колонну, другой, что на веревку. Для них все так и есть, но для человека, который видит слона целиком, зачем с ними бороться?
Когда ты борешься, ты утверждаешь свое эго: я тот, кто обладает знанием. Эго должно уйти.
ВТ: Да-да.
Махарадж: И с кем ты вообще борешься? Если взять ту историю про льва, который воспитывался в стаде овец и коз, ты хватаешь одну из коз и пытаешься убедить ее, что она лев. Как ты сможешь ее убедить? Как ни пытайся, у тебя ничего не получится. Оставайся незатронутым. После того как ты узнал изначальную истину, зачем тебе куда-то ходить? Пусть делают, что хотят.
Все, что можно наблюдать, относится к телесному знанию: адвайта, двайта, браман, атман – не плавай среди красочных слов, колоритных духовных слов. Я браман, я атман, я в адвайте – кто видит все это?
ВТ: Этот человек выдает своим людям сертификаты: джняни первого уровня, джняни второго уровня и т. д.. Меня это раздражает, возникает гнев.
Махарадж: Зачем допускать раздражение?
ВТ: Не знаю. Это происходит спонтанно.
Махарадж: Такие вещи происходят повсюду в мире. С кем ты будешь бороться?
ВТ: Да, я знаю. Много таких людей.
Махарадж: Не беспокойся о том, что кто-то делает что-то правильно или неправильно. Пусть другие решают. Зачем бороться? Дают они сертификаты и пусть дают. Потому что все это относится только к этому миру. А ты вне этого мира. Мир в тебе, весь этот красочный мир в тебе. Если я рассматриваю себя как одного из людей в мире, возникает борьба. А если весь мир в тебе... разве небо борется? Происходит что-то правильное или неправильное, разве небо борется?
ВТ: Иногда с неба падают молнии.
Махарадж: И это тоже не беспокоит небо. Где-то происходит катастрофа и гибнет множество людей. Разве это беспокоит небо? Или случается что-то хорошее. Разве небо это как-то затрагивает? Оставайся незатронутым миром. Сто лет назад у тебя возникал этот вопрос по поводу борьбы? После того как ты покинешь тело, если кто-то будет совершать хорошие или плохие поступки, тебя это никак не будет волновать. Из-за того что ты рассматриваешь себя как тело, тебе кажется что кто-то прав, а кто-то неправ. Телесное знание должно уйти.