четверг, 9 апреля 2009 г.

Из книги майора Чэдвика "A Sadhu's Reminiscences of Ramana Maharshi"

Дочитал воспоминания Чэдвика о Рамане. Очень легкие и теплые воспоминания и обилием интересных малоизвестных фактов, помогающих "деиконизировать" образ Раманы. Майор Чэдвик (Саду Араначала) был, по словам В. Ганешана, одним из любимых учеников Багавана. Он иногда называл его "Сатвик" (от саттва-гуна). Вот пара кусочков:

Он никогда не учил морали и не у него не было какого-то особого резко отрицательного отношения к сексу. Однажды он ответил какому-то озабоченному последователю, так что я мог слышать: «Лучше это сделать, чем постоянно об этом думать». Это напоминает изречение из «Гиты»: Мысли – это действия в воображении». Всегда об этом думать – значит делать это снова и снова. Естественно, он ожидал, что саду будут вести благопристойную жизнь, и сам подавал другим пример. Так или иначе, умеренность нам следует соблюдать во всем, даже в том, что мы считаем правильным, и, как ни странно это покажется, рекомендуется соблюдать умеренность в нашей садане. Перебор с аскетизмом и длительными принудительными и неестественными медитациями может в конце концов привести к сумасшествию, если заниматься этим без надлежащего руководства.
Однажды я видел, как Багаван был, казалось, по-настоящему разозлен, атмосфера в Холле наэлектризовалась, стало страшно. А дело было так: в город приехал известный свами, который раздавал посвящения кому не попадя, по сути любому, кто к нему приходил, безо всякой подготовки. Он их обучал одному из видов контроля дыхания, который таил в себе большую опасность для тех, кто его практиковал без соблюдения необходимых ограничений. На какое-то время он вошел в моду, но к счастью, скоро о нем забыли, а те немногие, кто действительно практиковали его учение надлежащим образом, его оставили. Однако, среди тех, кто получил эту технику случайно, было несколько случаев помешательства. Свами Рамдас в одной из своих книг упоминает об этом человеке.
Однажды вечером незадолго до трапезы двое учеников этого Свами пришли в Холл. Они задали Багавану несколько вопросов, на которые тот с готовностью ответил, но их не устроил ни один из ответов, и они стали снова и снова повторять, что он неправ. Багаван был с ними очень терпелив и долго пытался объяснить что к чему; но в конце концов их наглость достигла таких масштабов, что Багаван вспыхнул от гнева и двинулся на них с угрожающим видом, но они были настолько непробиваемыми, что это, казалось, не оказало на них никакого воздействия. В конце концов их силой выставили из Холла и прогнали из ашрама. Багаван заметил, что «они пришли сюда, чтобы попытаться подорвать учение».
Сразу же после того как эти сумасшедшие покинули Холл, у Багавана мгновенно пропали всякие признаки гнева, не осталось ни малейшего следа беспокойства – все это было лишь на поверхности.


* * *

Ч: Багаван говорит, что у него нет учеников.
Б (подозрительно на меня посмотрев): Да.
Ч: Но Багаван также говорит, что для большинства искателей Гуру необходим?
Б: Да.
Ч: Тогда что же мне делать? Я преодолел такое расстояние и все эти годы сидел у стоп Багавана – все это было пустой тратой времени? Должен ли я сейчас уйти и отправиться в скитания по Индии в поисках Гуру?
(Ответ был длинным и дословно Чэдвик его не запомнил. Пересказывает суть):
Для джняни все является единым. Он не видит различия между Гуру и учеником. Он знает только единую Самость, а не мириады самостей, как мы, -- поэтому как для него могут существовать различия между людьми? (Для нас это почти невозможно понять. Как он может и видеть различия и не видеть различий? Но это определенно так. Он может отвечать на вопросы, обсуждать что-то и очевидно делать все те вещи, что делаем и мы, но для него, я повторяю, существует только одна единственная Самость, а эта жизнь не что иное как сон).
Для искателя, однако, различие между людьми очень даже реально. Для него несомненно существуют отношения Гуру – ученик. Если бы их не существовало «зачем ему преодолевать тысячи миль, чтобы добраться до этого места и здесь остаться?» Для искателя Бог и его Милость обретают форму, для того чтобы привести его к бесформенному состоянию.
(Потом Багаван обернулся к другому преданному и сказал с юмором, имея в виду вопрос Чэдвика о том, является ли тот его учеником):
«У него есть в этом какие-то сомнения? Спроси его, хочет ли он, чтобы я предоставил ему письменный документ? Пойди, позови Нараяниера, младшего архивариуса и скажи ему, чтобы он для него выписал. А потом поставь печать в офисе. Это его убедит?».



Комментариев нет:

Отправить комментарий