среда, 5 октября 2011 г.

Морис Фридман (3) -- из воспоминаний Апы Б. Панта

Во время моего судьбоносного визита в Бангалор в 1937 мы с Морисом планировали одно нововведение за другим для моего маленького нищего княжества Аундх. Атмосфера, бурлящая новыми планами и идеями, касательно развития деревенских общин и внедрения в их жизнь науки и новых технологий, особенно заряжала Мориса. «Деревням нужно дать науку и технологии, которые нужно упростить так, чтобы они были доступны крестьянам», – заявлял он. Вдохновленный всем этим, я отправился к сэру Мирзе Исмаилу – нанести прощальный визит. Я хотел «одолжить» у него Мориса на шесть месяцев, чтобы мы вдвоем могли набросать план развития 75 деревень Аундха. Когда я изложил свою просьбу, сэр Мирза помрачнел и сказал: «Пусть ваш отец Раджасахеб мне напишет, и мы посмотрим, что сможем для вас сделать».
Когда письмо из Аудха с подписью моего отца было отправлено в Бангалор, пришел такой ответ: «В настоящий момент мы не сможем обойтись без услуг мистера Мориса Фридмана». На языке дипломатии «в настоящий момент» всегда значит «никогда», а еще значит «больше не пишите». Точка.
Сэру Мирзе следовало бы знать, что его отказ ненадолго одолжить Мориса Аундху может возыметь обратный эффект. Так и случилось. Однажды я сидел в задумчивости в Рама Холле дворца моего отца, когда туда вошел Морис Фридман с узелком охровых одеяний, привязанных к палке за плечами!
«Я пришел, Апа, – просто сказал он, – Сэр Мирза не может диктовать мне. Я никому не раб. Я оставил Мисор и приехал к тебе насовсем. Давай работать!»
“Бог ты мой! – воскликнул я. – Но... – я запнулся, – княжество Аундх не может себе позволить платить вам 3000 рупий в месяц и предоставлять бесплатный дом, машину и офис! Ведь самый высокооплачиваемый чиновник княжества, диван, получает только 75 рупий, плюс мусульманина-шофера!»
Морис рассмеялся своим раскатистым гортанным смехом. «Я буду спать на полу в углу напротив тебя. Предоставь мне какой-нибудь старый индийский стол, чтобы писать. Твоя мать будет мне готовить. Чтобы передвигаться у меня есть ноги. Ты тоже можешь ходить со мной. Мы вместе будем работать для Аундха. А сейчас дай мне поесть!»
Это был типичный Морис. Телеграфная, зачастую напоминающая азбуку Морзе отрывистая речь, несущая необходимую информацию без единого лишнего слова.

Комментариев нет:

Отправить комментарий